?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Борьба с наркомафией. Расстрелы как метод борьбы с наркотиками в Таиланде
Викторов, Майго, Игорь
mig11

  Можно бы было поддержать действия таиландских эскадронов смерти и массовые расстрелы распространителей наркотиков, особенно организаторов, но... Они действовали не по закону...
  "
В январе 2003–го столичные газеты Таиланда опубликовали выдержки из официального доклада Национального антинаркотического центра правительству. И королевство помертвело. Сухие, представленные без всяких комментариев цифры говорили сами за себя: более 5 миллионов (почти 8%!) граждан страны, в первую очередь подростки, безвозвратно «подсели» на тяжелые наркотики. В первую очередь метамфетамин, в превосходящих всякое воображение количествах производимый на территории печально знаменитого «золотого треугольника». Согласно выводам экспертов, по масштабам потреблению этого зелья на душу населения Таиланд оказался мировым лидером. А полиция бездействовала или помогала преступникам.
 Спустя несколько дней, в начале февраля, отвечая на совместный запрос всех фракций парламента, премьер Шинаватра объявил «политику нулевой терпимости» к наркоторговцам. Еще через неделю власти опубликовали «черные списки»; более 700 правительственных чиновников (полицейские, военные, работники министерств образования и здравоохранения), подозреваемых в причастности к торговле наркотиками и перечисленных в «малом реестре» были отстранены от работы, многие уволены и взяты под стражу – в превентивном порядке, без предъявления обвинений. Появился в газетах и «большой реестр» — около ста тысяч имен; перечисленным там лицам (в том числе и «подпольным» активистам наркомафии, и её легальным боссам, известным поименно, но привольно жившим в престижных районах Бангкока под охраной вымуштрованных телохранителей и самых дорогих адвокатов) было предложено добровольно явиться в полицию и покаяться. Взамен министерство внутренних дел гарантировало полную конфиденциальность и максимальное смягчение наказания, а в особых случаях и амнистию. Призыв, разумеется, остался без ответа. 
  И тогда в тайские города пришел ужас по имени «йинг–тинг» — «ночные никто».
Восемь месяцев кряду с заходом солнца по безлюдным улицам колесили невесть откуда приезжающие зеленые пикапы без опознавательных знаков. Не причиняя ни малейшего вреда случайным прохожим, люди в масках и с автоматами безошибочно находили нужные адреса, взламывали двери нищих хижин и роскошных вилл, не говоря ни слова, сверяли хозяев с фотографиями и увозили. А утром на городской свалке появлялись трупы.

  По официальным данным, за восемь месяцев убито более 7000 числившихся в списках, арестовано 29.394, добровольно сдались 20 тысяч «бойцов» и вдвое больше «шестерок», не меньше 200 тысяч наркоманов легли на стационарное лечение; захвачено несколько сотен тысяч тайников с метамфетамином, уничтожено 312 подпольных фабрик… " http://iraqwar.mirror-world.ru/article/155701

 Я согласился бы: «Когда закон не действует, тогда надо забыть про него...» Но кто запрещает принять действительно действенные законы, по которым расстрел дилеров и организаторов был бы неотвратим, когда есть неоднозначные доказательства, а не слухи и доносы...

 У нас ведь была практика, когда чекисты убивали по доносам семьи, когда им была нужна чужая квартира.

 Мне политические противники обязательно бы подбросили наркотики, оружие и боеприпасы. Что и сейчас практикуется у нас, когда для выполнения статистики организуют посадку неугодных конкурентов или просто простых людей.

 Я уверен, что государственная машина может быть более эффективной, работоспособной, чем преступный мир. Но всегда должно действовать правило... человек считается невиновным пока его вина не будет доказана в суде, для защиты ему дадут квалифицированного адвоката, суд будет как равное состязание обвинения и защиты. Сколько случаев, когда обвинение фальсифицирует доказательства и невиновного отправляют в тюрьму? У нас, утверждают некоторые специалисты, сидит до 25% невиновных людей. Их что тоже нужно расстрелять?

 Беспредел, беззаконие - это страшно не только для преступников, но и для честных людей, так как никто не защищен от безосновательного обвинения!!! Ты или я защищены?

 В Бангкоке то же самое можно было сделать на законном основании, принять законы и заставить вооруженных людей арестовывать, доказывать виновность и расстреливать.

 Я бы не хотел жить в обществе, где без доказательств убивают человека, только по устному оговору. И я не хочу жить в обществе, где эскадроны смерти убивают без предъявления обвинения и доказательств. Я вообще за то, чтобы работники правовых структур работали только по закону и за превышение закона несли повышенную ответственность.  Если человек попался на взятке, то чем больше государственный пост, тем выше ответственность! А если у работника выше государственная должность, то за действия за гранью рамок компетенции (ответственности, дозволенного) и незаконными методами, большая ответственность. 
  По этому принципу начальника полиции Таиланда за действия против преступности незаконными способами надо расстреливать! А иначе, террор в стране будет повторяться по другим случаям.

 Мы могли бы похлопать в ладоши и сказать: «Как хорошо, что в Таиланде производителей и торговцев физически уничтожили!»  А проблему решили?

 Как себя будут чувствовать наркоманы без дозы? Где они её будут искать? Или еще и наркоманов надо всех расстреливать? Но ведь наркоманы являются чьи-то сыновьями и дочерьми, их 5 миллионов? И есть надежда, что их можно вылечить? Маленькая, но есть. Вылечивается 2-10% наркоманов.

 Время пройдет, и кто-то кому-то предложит, может быть и твоему ребенку: «Хочешь попробовать, "кайф", незабываемые приятные ощущения?»

 1) Если не будет создана система обучения в школе, предупреждения наркомании, то все может начаться с начала. Первая доза будет бесплатной, может и вторая, но следующие - обязательно за плату. И чем больший риск, тем плата будет выше, а доходы преступников больше. Все обязательно начнется с начала.

 2) Систему борьбы с наркоманией, которую мне предложили (я не являюсь её автором, но она, по моему мнению, самая комплексная и эффективная), выбивает у мафии выгодность садить на наркотики население. Понимаешь, преступникам становиться не выгодно садить на наркотики население! Правда остается интерес сделать покорным, рабом человека с помощью наркотиков. Поэтому за насильственное введение наркотиков следует расстреливать.

Система с полным запретом употребления наркотики невозможна. Наркотики являются частью общества. Без них невозможна медицина, обезболивание. Алкоголь является компонентом лекарств.

  Человек, обнаруживший у себя зависимость от наркотиков, приходит к врачу, получает информационную, медицинскую поддержку и дешевый наркотик, дешевле, чем у преступников. Если он не хочет лечиться, то не будет разорять других, свою семью, родителей, совершать преступления и обогащать мафию. А через некоторое время он либо начнет лечиться, либо сгорит от наркотиков. Это его выбор. А употребление наркотиков перейдет в открытую управляемую форму, когда оно становиться непривлекательным занятием. Может быть, применить принудительное лечение для всех наркоманов? Невозможно вылечить человека, когда он сам не хочет вылечиться.

 Распространять наркотики наркоману не выгодно, так как за это положена пожизненное заключение (я за пожизненное заключение, как наказание, которое можно отменить в случае судебной ошибки, смертная казнь не позволит восстановить справедливость). Необходимо ввести пожизненное заключение за распространение наркотиков и смертную казнь за организацию преступных сообществ.

У государства и разведывательных служб должно быть в достатке технических средств, чтобы следить за преступниками. Информаторы, которые будут соглашаться работать в преступных организациях должны освобождаться от уголовной ответственности. Их необходимо защищать с помощью программы «Защиты свидетелей».

 В Казахстане ввели пожизненное заключение за воровство автомобилей, так там не воруют и оставленные открытыми автомобили. Когда человек знает, что если у него обнаружили наркотики, не подтвержденные рецептом врача, то это пожизненное заключение, то вряд ли кто-то решиться этим заниматься. Но тогда и страну можно будет очистить от транзита наркотиков на законных основаниях.

Я знаю, что у нас нынешняя розыскная и судебная система не эффективны. Я знаю, как разваливают дела и подкупают судей, что судьи и их семьи не защищены, а нынешний способ судебного доказательства позволяет подкупить оперативников, судмедэкспертов, самих судей и рассыпать в суде практически любое дело.

Но я знаю, как можно защитить судей, экспертов и сделать эффективной работу оперативников. Руководитель Новосибирского РУБОПа мне в свое время говорил, что они знают всех организаторов преступных сообществ, имеют информаторов, могут со всеми организаторами разделаться за 8 месяцев методами 1930-х годов (что, кстати, совпадает с Таиландским опытом), и правовыми – за 1,5 года. Но нет политической воли по изменению законодательства и для борьбы с организованной преступностью. Понимаешь, нет воли и желания у президента! Поэтому преступные сообщества постепенно переходят в легальный бизнес и сращиваются с экономической и политической элитой.

 Обычным террором проблему можно решить только на время. Как любая хирургия она бывает показана, но не является лучшим методом лечения. Если ничего не менять в базисных условиях устройства общества, то преступность, как раковая опухоль, воспроизводит сама себя. Поэтому главное лекарство – это воспитание, обучение, наличие перспективы реализовать себя в жизни, иметь работу и семью. А так же умение не скатиться к употреблению наркотиков. И если это случилось, то надо знать, что общество и государство тебе поможет, а накродельцов - уничтожит по закону.