?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Новая экономика – концепция быстрого развития. Часть 2.
Викторов, Майго, Игорь
mig11
5. Как создавались непроизводственные отрасли?

Допустим нам надо вновь создать научное приборостроение и новый Академгородок. Откуда взять деньги?
   Экономисты, последователи либеральных и кейнсианских идей, считают, что деньги следует брать из существующего оборота, подкрепленного материальными ресурсами. Так, например, можно услышать, что индустрия при Сталине создавалась за счет села. Деньги, предназначенные для села, использовались для строительства заводов и городов. Думаю, что это расхожее мнение еще долго не умрет, тем более что подтверждается данными по расходованию тогдашнего бюджета.
   У меня большое сомнение, как можно за счет села, продуктов питания, земли, сена создавать заводы? Вы физически представьте: как можно сено, зерно использовать для строительства зданий, выплавки стали, строительства станков, тракторов? Конечно, можно сельхозпродукцию продавать за рубеж, деньги не отдавать производителям и на них за рубежом закупать станки. Но производство сена и зерна не сможет существовать, если производители не получат необходимых денег для поддержания производства, хотя бы на уровне себестоимости. Правда, можно продавать за рубежом сельхоз продукты за валюту, покупать зарубежное оборудование, а своим хозяйствам давать на развитие свои вновь выпущенные деньги. Но такая схема не может быть долговременной. Почему?
   Мы действительно можем продавать за рубеж излишки продукции и покупать для себя новое оборудование. В зарубежной торговле баланс по физическим и денежным факторам будет сбалансирован. А как будут обстоять дела с внутренним оборотом?
   Если мы будем использовать эмиссионные деньги для внутренних закупок экспортной продукции, то при разовой закупке государством сельхозпродукции с помощью вновь выпущенных денег рост денежной массы, если он незначителен, может не нарушить товарно-денежный баланс. Однако использование эмиссионных денег для постоянных закупок приведет к дисбалансам. Есть условия, когда эмиссионные деньги можно использовать для постоянных и растущих госзакупок, например, в условиях растущего производства. Нам ведь в условиях роста надо выпускать дополнительные деньги. Их можно пустить на госзакупки? Можно, с некоторыми ограничениями. Однако описание этих условий усложнит наш рассказ. Рассмотрим более простой вариант.
   Нам надо создать производство сельскохозяйственной продукции, которая будет предназначена для экспорта и так, чтобы другие производители не пострадали. Для этого мы можем выпустить деньги для создания: 1) «нового сектора» производства в сельском хозяйстве (или повышения производительности существующих предприятий) с целью экспорта излишков сельхозпродукции; 2) «нового сектора» в налоговых поступлениях в госбюджет из увеличенного денежного оборота. Мы выпускаем деньги для роста производства, денежного оборота, поступлений в бюджет от налогов и так, чтобы другие участники, уже действующего производства, не пострадали. Можно ли это сделать? Можно? Как это сделать? Ответ на этот вопрос попытайтесь найти сами. И если нет терпения, то прочитайте ниже раздел «Создание непроизводственных отраслей». А ответы желательно всегда находить самому.
   Вернемся к ранее рассмотренной ситуации, когда на строительство новых предприятий деньги перераспределяют из бюджета. Сам принцип – создавать новое производство, подрывая другое – очень сомнителен. Невозможно за счет ограбления села поднимать экономику. Почему? Потому что для развития индустрии, привлечения на промышленное производство работников, а, следовательно, для их освобождения от сельского труда, всегда требуется развивать производство продуктов питания, села, создавать для села технику, трактора, машины, повышать производительность труда сельских работников. И никак не наоборот. Индустрию можно создать, только развивая сельскохозяйственное производство. Так, что экономисты, утверждающие, что промышленность создавалась в России за счет села, не понимают сути процесса физического производства, они монетаристы или еще хуже – бухгалтеры.
   Если физические ресурсы конечны, то развивать производство можно только перераспределяя часть ресурсов в новое производство. Так, например, для работы на заводах необходимо перевести часть населения из села. Но вот деньги не являются конечным ресурсом по своей природе, хотя финансисты и называют их ресурсами. Не смотря на то, что для большинства общества количество денег ограничено, проверьте по своему кошельку, то для государства деньги, как математические записи, не являются конечным ресурсом и вообще каким-либо ресурсом.
   И все же, откуда взять деньги на новую непроизводственную деятельность людей?
   Обычно предполагают, что в бюджете государства деньги можно перераспределить от одних потребителей другим. И так в большинстве случаев и поступают. Только надо учитывать, что такое перераспределение равнозначно сокращению финансирования каких-либо отраслей, а, следовательно, прекращению их развития. Что плохо.
   А можно ли создавать новые непроизводственные сектора без угнетения или разрушения существующих? Можно и нужно.

6. Как создавать новые непроизводственные сектора (СоНеС) без давления на общество? Можно ли увеличивать налоги и цены без нанесения кому-либо урона?

Строительство жилья, дорог, увеличение финансирования науки, образования, медицины, военного производства требует расширения как производственного, так и непроизводственных секторов народного хозяйства. Допустим мы хотим финансировать новое направление в науке и создать для него приборостроительный и иные сопутствующие сектора производства. Или мы хотим сделать так, чтобы люди в России не умирали от болезней, пороков сердца, которые можно вылечить. Необходимо построить новые клиники, обучить врачей, создать новое медицинское оборудование, финансировать клиническую и реабилитационную медицину. Или нам для защиты общества желательно значительно увеличить финансирование обороны. Как поступить в данных случаях? Откуда взять деньги?
    Для простоты описания рассмотрим, как можно создать новый научный городок. Нам необходимо построить Академгородок с научными и жилыми знаниями, энергетическим и приборостроительным производством. Воспользовавшись эмиссионно-инвестиционным кредитованием, мы можем создать новую строительную организацию, разместить заказы на оборудование на существующем производстве. Созданный эмиссией спрос на товары группы А (средства производства, если кто помнит социалистическую терминологию) и Б (товары потребления, производства жизни и культуры) приведет к общему росту производства на действующих промышленных и сельскохозяйственных предприятиях. А если спрос будет большим, то будут созданы новые предприятия в различных отраслях. Через определенное время будет построен новый Академгородок, установлено производственное и научное оборудование, а обученные люди приступят к своим обязанностям.
    Финансировать новый Академгородок за счет выпуска новых денег нельзя. Почему? Потому что постоянный прирост денежной массы в потребительском секторе нарушит денежный баланс и спровоцирует инфляцию. Государству, которое финансирует научные исследования, необходимо где-то постоянно брать дополнительные деньги. Откуда их взять, если товарно-денежный оборот сбалансирован, и выпуск новых денег не будет подкрепляться ростом товарной массы?
   Единственно возможный вариант увеличения государственного бюджета, без роста производства – это увеличение налогов. Если это единственно возможный способ, то можно ли сделать так, чтобы существующие предприятия и потребители от роста налогов не пострадали? Можно.
   Нынешняя норма финансирования научных исследований во многих странах и в России составляет около 10% бюджетных поступлений. Если мы хотим увеличить финансирование науки в два раза, то должны увеличить поступление средств в бюджет на 10%. Структуру налоговых поступлений мы проигнорируем, и для простоты примем, что все налоги поступают от розничной продажи товаров населению. Для поддержания нового непроизводственного сектора нам необходимо увеличить поступление налогов в течение одного года (примем условно, что таково время строительства и развертывания Академгородка) на 10%. Следовательно, нам необходимо увеличивать налог на розничные товары примерно на 1% в месяц.
   Повышение налога приведет к росту цен на товары и снижению покупательной способности на 10%. Чтобы сохранить покупательную способность населения необходимо увеличить заработную плату (вначале бюджетникам: военным, учителям, медработникам) на 10%, выпустив дополнительные деньги. А так как товары покупают и рабочие производственной сферы, то необходимо и им увеличить заработную плату. Рост заработной платы увеличит себестоимость производства и цены на товары. В результате сложного колебательного процесса розничная цена увеличиться за год примерно на 12%. Мы увеличиваем общий размер денежной массы, цены, налог на товары и денежные доходы потребителей на 12%. Весть прирост денежной массы, за исключением, задействованной в производстве (оборотные средства), мы изымаем в виде налога в бюджет государства.
   Итак, на первом этапе за счет ЭИК мы создаем новое производство, в том числе и научных городков. На втором этапе за счет выпуска денег, роста цен и налогов, полностью сохраняя покупательную способность населения и производственные возможности предприятий, мы увеличиваем поступления в бюджет и финансирование науки в 2 раза. При этом балансируем денежный и товарный обмен на более высоком уровне, создавая новые непроизводственные и производственные сектора.
   В реальности данный механизм, с учетом структуры налогов, издержек предприятий и доходов работников разных отраслей, сложнее в несколько раз. Однако сам принцип создания нового непроизводственного сектора и его финансирования описан в первом приближении верно. Подобным образом можно создавать строительную индустрию жилья, дорог, финансирования образования, медицины, науки[2]. Мы можем сделать так, чтобы от излечимых болезней сердца никто в нашей стране не умирал. Всё это мы можем сделать.
   Каким по объему может быть финансирование непроизводственных секторов народного хозяйства? Для ответа на данный вопрос нам надо обратиться к физическим понятиям. В денежной сфере мы можем создать любой по объему государственный сектор перераспределения денежного обращения. Сегодня государством перераспределяется около 10% производимой обществом продукции, а завтра можно перераспределять 90% ВВП, как только мы обеспечим появление этого 80% прироста реального производства. При этом, надо учитывать негативные последствия значительного перераспределения общественного продукта.
   В нашем анализе не обойтись без понимания физических процессов. Практически всегда объемы производства определяются производительностью труда работников. Когда работник на земле мог прокормить только себя и свою семью, и никакого добавочного продукта не создавал, тогда люди могли заниматься только сельскохозяйственным трудом. Война и грабеж тоже являлись способом добычи продуктов, но нежелательным. Во время неурожаев, численность населения сокращалось, люди умирали от голода. Население России в 1932-34 годах сократилось из-за голода на 3 млн. человек.
   Города, промышленное производство могло появиться только с появлением добавочного продукта на селе. Если один работник на селе может кормить до 50 человек в других сферах, то несельскохозяйственный сектор может быть большим сельскохозяйственного лишь в 50 раз. Если в промышленности работники создают товаров в 100 раз больше, чем им необходимо, то в непромышленных секторах могут быть заняты в 100 раз больше человек.
   Вложение одного рубля в расширение производства с действующими технологиями приносит в среднем 10% прибыли, а вложение в НИОКР – 30%. Наука, как сфера производства знаний и создания новых технологий, эффективнее, чем простое расширение производства, в 3 раза. Она позволяет создавать технологии, в которых человек может совершенно не участвовать или точнее почти не участвовать.
   Куда нам надо вкладывать деньги: в расширение производства или науку? Глупый вопрос. Деньги это математические записи. Необходимо развивать как производственную сферу, переходя как можно быстрее на самые эффективные технологии, так и непроизводственные сферы, и прежде всего науку, как наиболее эффективную по отдаче. И для этого, лично мне, совершенно не нужны имеющиеся в экономике деньги. Мы можем создать любые по численности "денежные ресурсы", которые будут создавать новое производство и новые непроизводственные сферы деятельности человека.
   Есть еще другая возможность – увеличение поступлений в бюджет без увеличения налогов. Можно увеличить производство всей экономики на 10%, налоги не увеличивать, а возросшую часть налоговых поступлений направить на рост финансирования науки. Китай в 1990-х годах увеличил общее производство в 2 раза, величину финансирования государства оставил такой же, что позволило ему уменьшить налоги в 2 раза.
   Два способа создания непроизводственных отраслей – 1) без увеличения налоговых ставок, повышением роста производства, доходов общества, государства и 2) увеличением государственного бюджета, повышением налогов, цен, без нанесения ущерба существующему производству и потребителей за счет сохранения их доли в неизменившемся производства – одинаковы приемлемы. Мне больше нравиться первый способ. Потому что увеличение перераспределения общественного богатства через государство имеет не только положительные, но и существенные отрицательные последствия.

7. Почему рост социальных программ и государственного перераспределения богатства в сферу потребления может вызвать негативные последствия?

Когда я стал депутатом Государственной Думы РФ я очень сильно удивился огромному количеству людей, желающих пораспределять государственный бюджет. Этот ажиотаж вокруг распределения государственного бюджета можно понять: кому-то необходимо выполнить свои обещания перед другими людьми о получении ими государственных денег, кто-то при распределении денег начинает чувствовать себя государственным деятелем. Итак, желающих получить как можно больше денег и их пораспределять – очень много. Но всегда ли хорошо иметь большой государственный бюджет? К каким отрицательным последствиям может привести значительное перераспределение средств?
   Обратим внимание на некоторые механизмы перераспределения средств, которые приводят к крайне отрицательным последствиям для общества.
   Первый. Пособия одиноким матерям. Опыт США показал, что если пособия одиноким матерям значительное (800-1000 долларов), то матери становиться выгодным развестись с мужем и получать на ребенка по 800 долларов. А с мужем можно поддерживать внебрачные отношения. Более того, всей семье становиться выгоден официальный развод родителей. Таким образом, вроде бы необходимое и полезное пособие превратилось в механизм разрушения семьи, привело к нарушениям в воспитании детей, значительным социальным и психологическим издержкам для общества.
   Как помогать семьям и детям, если прямые пособия разрушают семью? Путем создания доступности благ, предназначенных для детей, которые будут потребляться в вещественной форме. Государство может финансировать детские учреждения, предприятия, выпускающие детскую одежду, литературу и в целом детскую индустрию. Старшее поколение еще помнит, как создавалась пионерские дворцы и клубы при предприятиях во время существования СССР. Многодетные семьи, одинокие матери могут получать талоны на бесплатное приобретение нужных им вещей в магазинах и т.п.
   Второй. Пенсии для престарелых членов общества. Гарантированное получение пенсии для безбедной жизни приводит к тому, что нет необходимости растить своих детей, своих будущих кормильцев. Если в семье один ребенок, то появление второго и последующих детей заметно снижает уровень жизни всей семьи. А если будущие дети не несут никакой ответственности перед родителями и не обязаны их содержать, то родителям дети становятся ненужными. Можно всю жизнь прожить без семьи, без детей и быть обеспеченным пенсией от чужих детей в старости. Но только до тех пор, пока такое поведение не становиться массовым. А иначе численность стариков начинает превышать численность работающего поколения, и общество вымирает.
   Кроме этого, пенсии приводят к разрушению морали. Если в старости дети не живут с родителями, то детям не обязательно прививать семейные ценности и заботу о родителях. В результате дети вырастают потребителями и эгоистами. А мораль в обществе деградирует.
   Третий. Пособия по безработице. Значительная помощь безработным может привести к распространению паразитизма неработающей части общества, к желанию жить за счет других, ничего не делать и получать пособие. Такие явления крайне нежелательны. Человеку при потере работы вначале необходимо помогать деньгами. Но основная помощь государства должна быть направлена на поиск и создание новых рабочих мест, на обучение работника востребованной специальности.
   Нам следует учитывать, что получение источников жизни без производственного труда для кого-то необходимо (например, для студентов), а в каких-то случаях может нанести значительный и долговременный урон обществу (пенсии старикам и пособия одиноким матерям). Необходимо помнить, что значительное перераспределение средств может быть опасным для общества, снижать его жизнеспособность, привести к гибели.

8. Чем отличается методы «Новой экономики» от либерального и кейнсианского подхода к развитию?

Неолиберальное управление экономикой привело многие страны в 1920-х годах к всемирному кризису. Кейнс и другие экономисты констатировали очевидный факт, что существующие методы управления неолиберализма способны приводить к разрушению производства, сокращению объема потребления и производства. Причем объемы производства фиксируются на дне падения. Рыночная сбалансированная экономика сама не может восстановить прежние объемы производства и потребления. Для выхода из кризиса необходимо участие государства. Государство за счет дефицита государственного бюджета (превышения расходов над доходами) может финансировать различные программы и восстановить производство, занятость, доходы населения.
   И действительно можно выпустить деньги, организовать производство, обеспечить людей работой, доходом, восстановить народное хозяйство. Только это можно сделать при условии подавления роста цен. А иначе весь прирост денежной массы вызовет лишь рост цен. Освобождение (либерализация) цен может привести к такому большому росту цен, что управление народным хозяйством будет полностью потеряно и экономика войдет в состояние саморазрушения, как было в России в 1990-х при Е.Гайдаре.
   В подходе к выпуску денег для организации производства «Новая экономика» полностью совпадает с идеями Кейнса. В чем отличие? В Новой экономике говориться о двух обязательных условиях развития.
   Первое обязательное условие. Принять антиинфляционные правила, не допускающие роста цен. И только затем выпускать деньги для увеличения их количества у населения, предпринимателей и государства. Это условие было выполнено экономистами, осуществлявшими Новый курс Ф.Рузвельта, что позволило вывести США из экономического кризиса.
   Второе обязательное условие. Все государственные программы должны быть сбалансированы по денежным и физическим ресурсам межотраслевыми балансами. Поэтому никакого дефицита госбюджета в принципе не должно быть. Необходимо четко различать какие деньги из бюджета куда пойдут: полученные от налогов – в уже существующие программы, эмиссионные – на рост производства, потребления производственных и непроизводственных секторов.
   Второе условие совпадает с неолиберальным подходом – необходимости денежного баланса расходов государства. Однако, оно более жесткое, так как балансы необходимо выполнять и по физическим показателям производства в различных отраслях, как в условиях сбалансированного производства, так и при динамичном росте.
   Участие государства в управлении народным хозяйстве поподходу Новой экономики более активное, чем при кейнсианской схеме. Оно близко к золотому сечению – 60% государственного управления в жизненно важных отраслях и 40 процентов экономики, развивающейся самостоятельно, со свободными ценами, с минимальным государственным участием. Переход к созданию значительного государственного сектора способен замедлить научно-техническое развитие. Каким образом? Когда в обществе сокращается количество людей, принимающих решение, имеющих частную собственность и возможность их вложить в рисковое дело, тогда уменьшается свобода развития.
   При этом следует отметить, что даже в таких рыночных секторах как сельское хозяйство уход государства от планирования объемов производства, цен, доходов производителей, стабильности производства способен привести к коллапсу рыночного сектора, к разрушению производительных сил. И что особенно обидно, что самые большие разрушения происходят на селе при получении максимально больших урожаев. Государство должно создавать конкуренцию, рыночные условия, следить, чтобы правила свободного предпринимательства, торговли соблюдались, пресекать монополизацию на региональных рынках, создавать желаемую структуру производства в различных отраслях, монопольные объединения при экспорте товаров, и фактически присутствовать во всех секторах экономики для блага всего общества.

9. Заключительные выводы

Неолиберальные идеи свободы производства от государственного управления были в 1990 годах умело внедрены в сознание российской элиты американскими специалистами при осуществлении проекта «Вашингтонский консенсус». Разрушительные результаты данного проекта налицо. Экономика России деградирует, превращаясь все больше в сырьевой придаток Запада. Объемы производства в промышленности за 20 лет либеральных реформ не могут восстановить даже в размерах дореформенных 1990-х. Либеральные идеи и в экономике показали свои разрушительные возможности.
   Нынешний экономический курс – это дорога к созданию отсталой, сырьевой, слаборазвитой страны, в которой небольшое число людей обогащается за счет продажи сырья за рубеж. Мы сможем быстро развиваться, как только перейдем к созданию Новой экономики. Общие подходы Новой экономики предоставляют методы быстрейшего развития в любых условиях. Были бы физические ресурсы и люди.
   Экономисты с неолиберальным образованием утверждают, что государственное управление всегда менее эффективно, чем частное, так как человек, собственник напрямую заинтересован в повышении эффективности работы предприятия. Это заблуждение и обман. Подобными аргументами, в свое время несколькими банкирами в Англии и США было захвачено право печатать деньги и …тайно управлять миром.
   Утверждение, что частная собственность позволяет управлять предприятием более эффективно, является в устах специалиста преднамеренной ложью. И это хорошо видно по работе российской нефтяной отрасли. После приватизации производительность труда в нефтяной отрасли заметно упала по сравнением с производительностью во время существования Советского Союза. Эту же закономерность можно увидеть и в других отраслях. Так что прямой связи формы собственности и эффективности работы предприятия нет.
   Эффективность работы предприятия всегда определяется профессиональной подготовкой и заинтересованностью руководителей в хорошей работе. При этом управляющие в крупных компаниях уже давно стали наемными работниками и не владеют контрольным пакетом акций предприятия. Форма собственности как таковая – частная, акционерная, государственная - не определяет эффективность работы предприятия.
   Заинтересованность руководителей производства в эффективности работе предприятия поддерживается различными способами, в частности жестко установленной премией, как процентом от полученной прибыли. А когда руководители получают заработные платы и дополнительные премиальные (бонусы) не зависимо от прибыли предприятия, тогда можно наблюдать на предприятиях с любой формой собственности равнодушие руководства к прибыльности предприятия.
   Частная собственность может быть ужасной, если используется для личного обогащения за счет эксплуатации своих работников, выжимания из них пота и здоровья. Не стоит забывать к каким ужасам, описанным в 19 веке, она способна приводить. Государственная собственность, как показала история, может приводить к таким же результатам. Государственный капитализм способен приобретать одну из форм прямого или наемного рабства. Поэтому желательно не выделять какую-либо собственность в качестве лучшей. И частная, и государственная и коллективная форма собственности имеет свои достоинства и недостатки, которые меняются с изменением морали, психологического климата на предприятии, общественного проекта развития.
   При государственной собственности легче ориентировать работу предприятия на интересы не частных собственников, а на интересы общества, проводить обучение и замену плохих руководителей на лучших, связать получение премий с эффективностью работы предприятия. Так что ни форма собственности, а качество профессиональной подготовки, стимулирования труда, способа организации людей, психологического климата предприятия – всё это в комплексе определяет успешность работы трудового коллектива. Проект развития общества имеет базовое значение, так как он ориентирует на цели развития, задает мораль и ценности.
   Мы можем снять денежные ограничения для развития общества в любой момент. Необходимы лишь люди и знания. Мы можем создать экономику, способную осуществлять технологическое перевооружение всех отраслей каждые 5-6 лет, обеспечить максимально возможную скорость развития, покончить с безработицей, создать рабочие места, прежде всего, в научной сфере, обеспечить повышение уровня жизни общества каждые 5 лет в два раза.
   Механизмы, предложенные в Новой экономике, снимают денежные ограничения для развития и относятся к идеям безудержного роста. Несомненно, что этот рост необходимо гармонизировать с окружающей средой. Сегодня заявления части ученых, что для сохранения окружающей среды производство необходимо сокращать, можно реализовать только созданием новой экологически чистой экономики. Необходимы вложения денег и сил людей в создание и освоенные новых технологий. Я бы сказал больше, что нужно создавать производство, которое бы не только сохраняло среду чистой, а улучшало условия жизни человека. Новые технологии должны улучшать среду обитания человека. Подобные технологии уже есть, и на них надо переходить. А для этого, как я надеюсь, вы уже знаете, откуда можно взять деньги. Очень большие деньги. И самое интересное, что мы можем иметь для этого любые по численности деньги.
   «Новая экономика» как общая концепция является всего лишь частью общего проекта развития общества Майго. А целью проекта Майго является создание жизнеспособного общества, свободно и быстро развивающегося, живущего в гармонии с миром. Такое общество мы можем построить.

2 ноября 2010 года                   Игорь Викторов

Статистические данные о России  http://www.rf-agency.ru/acn/stat_ru/tarif_ru.htm